Сближение с Москвой

Преемником митрополита Петра Могилы оказался Сильвестр Коссов, избранный в феврале 1647 года, ранее епископ Мстиславский. Давая Сильвестру благословение, патриарх константинопольский утвердил его своим экзархом.

При митрополите Сильвестре началась великая борьба казаков и всего русского населения против унии и польского гнета.

Еще ранее, на сейме в 1645 года, православные депутаты говорили: «Наша древняя и законная религия, подтвержденная привилегиями в католическом государстве, в вольной республике, страдает больше, чем христиане греки в неволе у неверных. Церкви, соборы, монастыри у нас отобраны, свободное отправление церковных обрядов запрещено, бедные христиане умирают без причастия и не смеют публично погребать умерших. В Люблино, в Соколе, Бельске и других городах православные Сближение с Москвой принуждены тайно погребать умерших в подвалах и своих домах. Может ли быть большее рабство?»

Не лучше было и на Днепровской Украине, где жили казаки. Угнетенные не только протестовали, но и бунтовали. Ответом были жестокие казни и новые притеснения. Особенно известны два бунта – Павлюка (1637) и Остряницы (1638). После бунта Остряницы на Варшавской площади казаков колесовали, пробивали насквозь спицами и поднимали на сваи; казацких детей жгли перед глазами отцов; у казачек отрезали груди и били ими мужей по лицу. Церкви обращались в костелы или пустели в жидовской аренде. Пьяным шляхтичам ничего не стоило напасть на православную церковь, побить попов, взять сосуды Сближение с Москвой или оклады с икон и пропить в шинке у жида. Наконец, выведенная из терпения Украина поголовно восстала под предводительством Богдана Хмельницкого в 1648 году.

После ряда блестящих побед при Желтых Водах, Корсуни гетман в ряду первых условий мира поставил, чтобы:

1) имени, памяти и следа унии не было;

2) митрополит Киевский должен иметь в сенате первое место по примасе польском;

3) воеводы и кастеляне на Руси должны быть православные русские. Далее шли условия о гражданской свободе казаков.

Однако, по Зборовскому миру 1649 года король только обещал митрополиту место в сенате и должности на Руси – православным; было запрещено иезуитам показываться в Киеве и в Сближение с Москвой других городах, где были русские школы. На сейме 1650 года православным дозволялись свобода веры, церковный суд, строительство храмов; они, наконец, получили ряд монастырей и часть церковных имений. Самым важным было то, что православным отдана еще одна епархия – Холмская. Была также восстановлена Черниговская кафедра. Однако, поляки отказались уничтожить унию и дать место в сенате православному митрополиту.

Вновь возгоревшаяся война с поляками оказалась неудачной для каза-ков. Белоцерковский договор 1651 года сводит на нет достигнутое ранее. Холмскую епархию вновь занял униат. С этого времени началось массовое переселение малороссов в южные степи Московского государства. Бросали свои насиженные места, жгли хаты, ехали, даже бежали на Московскую сторону.

За Сближение с Москвой перепетиями борьбы между православным населением и поляками в Юго-Западной Руси внимательно наблюдали в Москве. Тяжелое положение казаков заставило Хмельницкого настойчиво просить помощи, а царь Алексей Михайлович должен был предпринять решительные шаги. Осенью 1653 года в Москве состоялся земский собор с участием патриарха и архиереев, на котором было единогласно решено объявить Польше войну, а казаков со всеми землями принять в Московское подданство, «ради православной веры и святых божиих церквей, на которые папы ...восстали с намерением их искоренить».[24] Отправленное в Малороссию посольство всюду торжественно встречали народ и духовенство с крестами, образами и хоругвиями. Наконец, в январе 1654 году совершилось великое воссоединение двух Сближение с Москвой народов. Однако, митрополит Сильвестр в этом деле не принимал никакого участия и в решениях Переяславской Рады не участвовал. Митрополит не без основания опасался, что при продолжении борьбы открытое участие духовенства на стороне казаков вызовет месть и озлобление польских войск, которые начнут преследовать православное духовенство и разорять храмы. Поэтому он старался показать, что покоряется Москве против воли, и даже отправил полякам соответствующее заявление, в котором подчеркивалось, что духовные никогда не были бунтовщиками против короля. Одновременно он проявил смиренную покорность московским властям. Характерно одно из заявлений митрополита Сильвестра: «Под чьею властью велит Бог ... быть, под того и будет».



Присоединение Малороссии Сближение с Москвой к Московскому государству поставило вопрос об отношениях между Киевской митрополией и Московским патриархатом. Сразу же после Переяславской Рады Алексей Михайлович потребовал чтобы малороссийское духовенство было под благословением московского патриарха. Но митрополит и все духовенство предпочитали номинальное подчинение патриарху цареградскому – суровому контролю патриарха московского. Юридически Юго-западная митрополия оставалась в подчинении Константинопольского патриарха, но Московский патриарх Никон называл себя уже в 1656 году патриархом всея Великия и Малыя и Белыя России.

Митрополит Сильвестр, со своей стороны, стал подписываться митрополитом Малыя России, а не всея России, в отличие от предшественников. В 1657 году митрополит Сильвестр скончался. Он управлял митрополией в сложное Сближение с Москвой, неустойчивое время, когда часть ее перешла под власть московского царя, а часть оставалась под властью польского короля. От него требовалось немало мудрости и осмотрительности, а также и мужества, чтобы по возможности в целости сохранить свою паству, что он делал довольно успешно.

После кончины митрополита Сильвестра Богдан Хмельницкий передал управление митрополией Лазарю Барановичу, епископу Черниговскому. Остальные епархии все еще принадлежали Польше. Вскоре, Богдан Хмельницкий умер, и гетманом сделался в том же году Иван Выговский.


documentbdjylcb.html
documentbdjysmj.html
documentbdjyzwr.html
documentbdjzhgz.html
documentbdjzorh.html
Документ Сближение с Москвой